Бывший террорист предложил миру мир

Бывший террорист предложил миру мирМухаммед аз-Завахири, младший брат руководителя Аль-Каиды Аймана аз-Завахири, в 11-ю годовщину 11-го сентября обратился к Западу с предложением мира. В беседе с корреспондентом CNN он предложил стать посредником между исламистами и странами Запада и сообщил, что основными пунктами его 10-летнего мирного плана являются отказ США и Запада от вмешательства в дела исламских государств, расширение исламского образования и освобождение из американских тюрем всех заключенных, обвиненных в связях с исламистами.

Со своей стороны, исламистские группировки в соответствии с этим планом должны прекратить атаки против США и стран Запада, защищать “законные интересы США и западных государств в мусульманских странах”, а также “перестать провоцировать Запад и США”.

Мухаммед аз-Завахири полагает, что обладает достаточным влиянием на брата, чтобы тот его послушал. Признав при этом, что уже 10 лет они друг с другом не разговаривали.

Слава террориста

Эксперты значимость мирной инициативы преувеличивать не склонны. Старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Сотников
в интервью РИА Новости высказал сомнение в том, что брат лидера Аль-Каиды имеет серьезное влияние на ее руководство.

Заведующий Центром анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин полагает, что Аль-Каида сейчас слишком разобщена, и отдельные ее ячейки, разбросанные по разным странам, не выполняют всех решений лидера группировки.

Член научного совета Центра Карнеги Алексей Малашенко тоже не считает, что за предложением Мухаммеда аз-Завахири стоят влиятельные силы, и, скорее, это его личная инициатива. Но и абстрактной фантазией он это не считает: “Ощущение тупика в противостоянии есть и здесь, и там, и кто-то рано или поздно должен был эту идею проговорить”.

Инфографика. Денис Крюков
Самые разыскиваемые террористы мира

Мухаммед аз-Завахири не относится к значимым фигурам исламского терроризма, по крайней мере, сегодня. Если какой-то славой его имя и было овеяно, то в прошлом: аз-Завахири-младший отсидел в египетских тюрьмах 14 лет по обвинению в экстремизме соучастие в убийстве египетского лидера Анвара Садата в 1981-м году.

И его признание в том, что отношения с братом остаются, мягко говоря, отстраненными, тоже вполне укладываются в семейную исламскую традицию, в соответствии с которой переоценивать братский статус Мухаммеда аз-Завахири не стоит. Как выходит, и в самом деле, не стоило бы переоценивать и саму мирную декларацию.

Если бы она столь нарочито не была приурочена к 11 сентября.

Мир по бен Ладену

Ощущение тупика охватывает воюющие друг с другом Запад и Восток не в первый раз. В 2004-м году примирительные заявления делал даже Усама бен Ладен, и отнюдь не все эксперты склонны видеть в них исключительно политическое лукавство.

Быть в авангарде постоянной войны, которую к тому же многие склонны полагать цивилизационным конфликтом, может быть, и почетно, но и чрезвычайно тяжело и небезопасно. Глобальная террористическая идея – это и глобальные террористические структуры, которые довольно скоро начинают жить своей жизнью, их практически невозможно контролировать. В конечном итоге лидер, будь то бен Ладен, аз-Завахири или Доку Умаров, становится, возможно, лишь символом, и, стало быть, заложником той идеи, которая когда-то и вознесла на вселенскую вершину.

Спустя год после несостоявшегося перемирия по бен Ладену был взорван Лондон.

Некоторые скептики опасаются повторения такого сценария и сейчас: исламские радикалы, испугавшись подозрений в мирных намерениях, могут дать где-нибудь очередное сокрушительное опровержение.

Между тем, Алексей Малашенко, не испытывая излишнего оптимизма в связи с заявлением аз-Завахири, полагает, напротив, что это заявление все-таки лучше, чем ничего: оно, по крайней мере, напоминает всем, в том числе и мусульманам, что есть хотя бы теоретически альтернатива постоянной войне существует:

“Это, конечно, конфликт цивилизаций. Но он совершенно не обречен постоянно протекать в форме войны. Да, есть конфликт традиций, культур, миропониманий. Да, исламский мир, в отличие от западного, является геополитическим фактором, и этот фактор по многим причинам конфликтен. Это и комплекс неполноценности из-за того, что в определенный исторический период Запад обошел Восток, и исторические обиды, и ислам сам по себе. Но война – лишь крайняя и совершенно не являющаяся объективной логика развития этого конфликта”.

Новый праздник на арабской улице

С одной стороны, самые впечатляющие сражения этой войны протекают на территории Запада, но и здесь, по мнению Малашенко, есть нюансы.

Во-первых, обостряются отношения между самими исламскими странами, некоторые из которых в силу своей готовности к сотрудничеству с Западом объявляются предателями ислама и, соответственно, изгоями, и, соответственно, мишенями. И это, полагает Малашенко, отнюдь не только внутренний конфликт. “С другой стороны, Афганистан, Ливия, даже, между прочим, Египет – это ведь тоже продолжение конфликта ислама с Западом”.

И если бы кто-то искал человека на роль символа возможного примирения, лучшей кандидатуры, чем Мухаммед аз-Завахири, наверное, ему было бы не найти.

Едва ли кто обвинит в отступничестве или низкопоклонстве человека, осужденного в убийстве того, кто был заклеймен как предатель общеарабского дела. А тема гипотетического примирения, на самом деле, может быть интересна не только арабской улице, которая, как любая толпа, эту идею легко примирит с радостью вроде той, которая была ею испытана ровно 11 лет назад.

Она может быть интересна и высокопоставленным функционерам терроризма. И дело не только в усталости. В конце концов, как показывает последняя революционная практика прихода исламистов к власти, терроризм – не единственный способ самоутверждения. И, может быть, власть – достойная и, главное, ощутимая замена тем туманным целям, за которые приходится бороться, прячась в пещерах или домах, которые рано или поздно будут выслежены.

Впрочем, все это едва ли имеет серьезное отношение к заявлению одного и ничего не решающего человека. Пусть даже он выразил потаенное мнение ничего не решающего большинства.
Вадим Дубнов, политический обозреватель РИА Новости.

Комментирование запрещено.


Комментирование запрещено.